пятница, 31 июля 2015 г.

российские красавицы 90-х : ЛЮДМИЛА ИСАЕВА

 В статьях нового раздела блога будут по отдельности представлены  самые заметные (на мой выбор) российские девушки 90-х годов. Одни из них запомнились своей незаурядной красотой, другие - весомыми международными достижениями на конкурсах красоты или по модельной части. А некоторые не дают забыть о себе и по сей день, попадая на страницы иностранных таблоидов в рубриках скандалов и сенсаций. Российские красавицы 1990-х годов - модели, победительницы конкурсов красоты не так часто появлялись на страницах прессы , в эфирах ТВ тех лет, как это бывает сейчас с современными девушками, получившими известность благодаря своим внешним качествам. Особенно не повезло в этом отношении тем из них, чьи успехи пришлись на начало 90-х , когда вообще не существовало глянцевых журналов на русском языке, а телевидение завлекало аудиторию политическими баталиями и криминальной чернухой. Среди самых ярких красавиц того поколения следует назвать Людмилу Исаеву - первую топ-модель международного уровня из бывшего СССР. Рекламу с её изображениями часто печатали в западных журналах, которые завозились и в Россию. В те времена модели с красивой внешностью были в цене и почёте, но даже среди признанных красавиц отрасли Исаева смотрелась очень пристойно. Правда, наши сограждане никак не могли предположить, что взирающая на них с иностранных глянцевых обложек и мелованных страниц  "стопроцентно не наша" молодая леди с изящными чертами лица красиво очерченными скулами ещё в недавнем прошлом была простой советской девушкой Людой.
 Людмила Исаева родилась в 1969 году под знаком Близнецов (май-июнь), в городе Москве. Росла в северо-восточной части столицы, училась в обычной средней школе района Северное Медведково. Любила читать художественную литературу, плавать в бассейне, ходить в походы на природу. Одноклассники особо красивой её не считали- слишком высокая и худая. По окончании школы она не смогла продолжить образование и определиться с будущей профессией, поскольку рано вышла замуж. От случая к случаю приглашалась на показы как манекенщица. Лишь пару лет спустя подходящие внешние данные: рост 178 см, русые волосы, серо-голубые глаза и стройная худощавая фигура привели 19-летнюю москвичку в театр моды "Vali - Мода" молодого модельера Валентина Юдашкина. Профессия манекенщицы в Советском Союзе имела репутацию не слишком достойного вида деятельности, по причине низких заработков и слухов о не вполне подобающем моральном облике работающих в этой сфере девушек. В конце 80-х годов ситуация немного исправилась: хозрасчётные кооперативы, производившие одежду, могли платить своим штатным манекенщицам больше, чем в государственных организациях. Кроме того, отечественную моду начали более активно продвигать в массы. Вместе с коллективом "Vali-Моды" Исаева участвовала в показах нашумевшей юдашкинской коллекции "Русь изначальная", которые часто устраивались, к примеру, в огромном зале спорткомплекса "Олимпийский" перед началом эстрадных концертов (там находился офис фирмы). Ездила на гастроли по городам СССР, среди прочего по Сибири, а как-то раз пришлось выступать перед женщинами - шахтёрами в спецодежде. На пике популярности горбачёвской "перестройки" девушки из СССР стали объектом пристального интереса западных модельных агентств, стремившихся заполучить в своё распоряжение свежие восточноевропейские типажи. Иностранные издания о моде также желали представить на своих страницах неведомых до недавних пор моделей из-за рухнувшего "железного занавеса". В марте 1990-го года в Москву приехали представители парижского агентства Glamour, чтобы выбрать несколько перспективных девушек для работы во Франции. Одновременно они проводили конкурс- кастинг по заказу итальянского журнала "Vogue", который хотел опубликовать у себя editorial с советскими моделями. До этого в западном модном глянце в нечастых публикациях на русскую тему снимали европеек или американок (например Джерри Холл / Jerry Hall ). Кастинг проходил в агентстве "Red Stars". Друзья уговаривали Исаеву обязательно показаться западным спецам, но тогда она не верила в свои шансы. Пошла туда в качестве зрительницы, просто посмотреть на участие знакомых манекенщиц. К сидящей в зале девушке подошёл кто-то из организаторов  и предложил присоединиться к претенденткам. В итоге Исаева стала одной из победительниц, тогда как её подруги не прошли. Вскоре после этого в столицу СССР приехал знаменитый модный фотограф немец Петер Линдберг / Peter Lindbergh и отснял материал с 4 победительницами кастинга на улицах Москвы. Чёрно-белая фотосессия, озаглавленная "Red Stars", появилась в итальянском "Vogue" за июль-август 1990 года. Но ещё в мае Исаева отправилась в Париж по приглашению Glamour и очень успешно стартовала в мировой столице моды. Знаменитые бренды (среди прочих Lanvin, Guy Laroche) выбрали русскую модель для своих рекламных кампаний и показов на подиуме. В октябрьском выпуске "Elle" ( Германия) вышла статья о моделях из Восточной Европы с портретом Исаевой на обложке. Месяцем позднее французский (он же парижский) "Vogue" поместил на своей обложке фотографию россиянки авторства швейцарца Христиана Мозера / Christian Moser. Рафинированная красавица с леденящим взглядом прищуренных глаз в голубом обрамлении - этакая гламурная "Снежная Королева" конца XX века. Это было великолепное начало, мало кто из моделей мог похвастаться таким же бурным карьерным ростом уже на первом году работы.
 Проработав во французской столице ровно год ( но так и не научившись разговаривать на французском ), Исаева перебралась в Нью-Йорк. Ещё раньше муж Людмилы, поначалу поехавший с ней за границу, решил вернуться в Россию. Их брак распался. В Америке русской моделью заинтересовался сам Джон Касабланкас / John Casablancas - главный творец звёзд того времени, владелец крупнейшего агентства Elite. Одни журналисты писали, что Касабланкас чувствовал потенциал начинающих моделей на уровне инстинкта, другие считали, что в его голове включался компьютер, анализировавший такие данные, как природный ум, выразительность лица, притягательность взгляда девушки и следом почти безошибочно выдававший вердикт о её профессиональной пригодности и будущей карьере. "Если фотомодель  внушает окружающим оптимизм, идущий откуда-то изнутри - её успех обеспечен. При наличии всего остального, конечно: высокого роста, пухлых губ и женственных очертаний."- так Касабланкас определял признаки успешной модели. Людмила Исаева полностью соответствовала этим критериям. Контракт с Elite она подписала в мае 1991 года. В Париже она также перешла в Elite, покинув Glamour - чтобы не возникало конфликтных ситуаций, когда два агентства не могут "поделить" модель. В Америке спрос на неё оказался ещё большим, чем в Европе: множество косметических фирм с громкими названиями хотели видеть россиянку в рекламе своей продукции. И хотя контракты с ними не были эксклюзивными, то есть долгосрочными, особо выгодными в денежном отношении, зато их было множество. Исаева снималась для L'Oreal, Clairol, Maybelline, Max Factor, Shiseido, Guerlain. В световых витринах люксового нью-йоркского универмага Bergdorf Goodman выставлялись её плакаты с рекламой одежды от Valentino, Bill Blass, Calvin Klein и других мировых брендов. Послужной список журнальных достижений Людмилы пополнился 2 обложками "Vogue" - España ( ноябрь -92 г. и февраль -93 г.), 2 "Marie Claire" - Italia (декабрь-91 г. и июнь-92 г.) и 2 "Marie Claire" - UK (июль и сентябрь-91 г.). С ней работали лучшие фотографы мира - Патрик Демаршелье / Patrick Demarchelier, Майкл Томпсон / Michael Thompson и другие. За исключением лишь Ричарда Аведона / Richard Avedon. Мэтры предпочитали снимать русскую модель в имидже меланхоличных , сдержанных в эмоциях женщин - наверное, они представляли женщин из России только такими. Появившиеся следом за Исаевой  Ольга Пантюшенкова , Наталья Семанова также специализировались в подобных съёмках. Это настроение Исаева передавала на фотографиях мастерски, была весьма выразительной и порой загадочной. Это в ней больше всего и нравилось простым зрителям, хотя они в большинстве и не знали модель по имени. У российской публики, как уже говорилось выше, рекламные изображения Исаевой ассоциировались исключительно с западными европейками. Во многом это была заслуга Кевина Окуана / Kevyn Aucoin - знаменитого американского визажиста , часто работавшего с Людмилой в рекламных кампаниях и фотосессиях для журналов и преображавшего её внешность в те чудесные образы. В 1994 году Окуан издал книгу о профессиональном макияже и поместил её фото на обложке. Без интенсивной раскраски лицо Исаевой выглядело куда более славянским, благодаря выражению глаз и мимике, которые у русских и западных женщин заметно отличаются. Не прекращалась и подиумная деятельность Исаевой, участие в показах знаменитых кутюрье Армани / Armani, Унгаро / Ungaro, Сен-Лорана / Saint Lorrain, восходящей звезды Гальяно / Galliano. Людмила не разделяла модельный труд на чёткие амплуа - для подиума, для рекламы, для печатных editorials: "Что же будет, если у тебя "нет лица", а нужен крупный план? Или вдруг у тебя "нет ног", а нужна фотография в полный рост? Модель должна обладать всем - и лицом, и фигурой, и красивыми руками, и хорошей походкой." Неудачи "первой волны"  россиянок на западном направлении Исаева объясняла так :"У нас действительно красивые женщины. Одно плохо - мы зажаты, не знаем языков, и не у всех в голове работают мозги. Чтобы войти в бизнес, конечно мозги не обязательны, но они очень нужны, чтобы в нём удержаться."
 В своём агентстве она числилась в подразделении Elite Elite, в одной группе с Синди Кроуфорд / Cindy Crawford и Линдой Эванджелистой / Linda Evangelista. На неделях моды Исаева выходила на показы вместе со всеми знаменитостями того времени, но ни с кем из них не подружилась. Единственное приятное воспоминание у неё оставила Кристи Терлингтон / Christie Turlington, остальные не желали спускаться со своего пьедестала. Особенно звездила Наоми Кембелл / Naomi Campbell. Хотя по популярности Исаева безнадёжно проигрывала этим звёздам отрасли, но в классе практически ни в чём им не уступала. На пике карьеры её ставка за день работы достигла 8 тысяч долларов. Её наивысший гонорар за обложку составлял 4 тысячи долларов, а средняя ставка за работу для журнала была в пределах одной тысячи. Но это было обычной практикой, все престижные журналы считали, что съёмки у них необходимы модели больше, нежели её услуги самому печатному изданию.
 Информация о первом серьёзном успехе девушки из России в модельной сфере  впервые появилась на родине "героини" где-то в середине 1992 года. Это не были подробные статьи или развёрнутые интервью - только небольшие заметки в газетах или упоминание имени Исаевой в числе русских девушек, профессионально работающих на Западе. Летом 1993 года Людмила вместе с Джоном Касабланкасом приехала в Москву , чтобы участвовать в жюри национального отборочного конкурса "Look of the Year-93". Но и тогда российская пресса не проявила большого интереса к персоне удачливой модели, впрочем, даже о самом "модельном магнате" Касабланкасе, посещающем российскую столицу не в первый раз, по традиции писали очень скупо. Одна газета всё-таки отметила присутствие Исаевой на конкурсе, напечатав в заметке о мероприятии её высказывание во время пресс-конференции: "Фотомодель — это прежде всего колоссальный труд и везение, плюс счастье, удача и судьба. Мне повезло, пусть повезет и им". Осенью 1993 года русские друзья из Нью-Йорка познакомили Исаеву с хоккейной звездой сборной России и североамериканской лиги Владимиром Малаховым, игравшем тогда за клуб НХЛ "New York Islanders". У Людмилы в Америке до этого не было романов из-за постоянной занятости по модельной части. К тому же она сознательно не хотела заводить семью с американским мужчиной, хотела "своего, родного". В тот раз они друг другу не особо понравились, но позднее случайно встретились на католическое Рождество и тогда выяснилось, что у них полное сходство характеров. Людмила собрала вещи и переехала в дом к своему молодому человеку, в скором времени ставшему её официальным мужем. Регистрация брака по-американски ( через день после подачи заявления) и ужин в ресторане в присутствии двоих гостей- всё, что им потребовалось для вступления в законные супружеские отношения. В феврале 1994 года Исаева участвовала в парижской Неделе моды, будучи уже на третьем месяце беременности. Это было её последнее появление на подиуме. После рождения сына Людмила быстро восстановила физические кондиции и уже через месяц приступила к работе под двойной фамилией Исаева - Малахова. Правда, не захотела возвращаться к прежнему интенсивному ритму работы, перестала сниматься даже для журналов и ограничилась съёмками в рекламе косметики и парфюмерии, что ей нравилось больше всего. Для этого она перевелась в Elite Direct - отделение агентства, в котором числились модели, работавшие главным образом по заказам крупных фирм. В этом качестве она проработала где-то до 1997 года - впрочем, конкретных сведений о работе Исаевой после 1995 года найти не удалось. Единственная подробность - съёмки для аромата "Magic Celine" в 1996 году. Семейные дела отныне стали для неё главным приоритетом в жизни. В пригороде Нью-Йорка  Мелвилле супруги построили дом с 8 спальнями, где любимым местом хозяйки стала кухня. Людмила готовила еду и там же смотрела на видеокассетах старые советские фильмы. Собирание коллекции "винтажных" русскоязычных кинолент было её увлечением. Некоторую часть времени она посвящала арт-салону, продававшему картины экс-советских художников, совладельцем которого она являлась. Уход Исаевой-Малаховой из моделей прошёл для неё абсолютно безболезненно. Правда, кружили слухи, что маститые кутюрье Джорджо Армани / Giorgio Armani и Майкл Корс / Michael Kors очень сожалели о её "отставке". В 1998 году у Малаховых родилась дочь. После окончания спортивной карьеры Владимира в 2006 году вся семья перебралась во Флориду, где счастливо проживает и по сей день.
 Фанаты модельного сообщества и сейчас не забывают о Людмиле Исаевой и не перестают удивляться, почему столь яркая, красивая представительница этой профессии не попала в ряды супермоделей 90-х годов. На то были свои причины. Прежде всего дело в характере Исаевой: по своей натуре она человек скромный, не публичный и не напористый. Её вполне устраивало положение высококлассной модели без статуса звезды. После рабочего дня она не спешила на вечеринки и тусовки, где могла бы завести полезные знакомства, найти "толкача", организовавшего бы ей "раскрутку" в прессе и на ТВ, лишний раз засветиться в сводках новостей светской жизни рядом с каким-нибудь знаменитым актёром или певцом. То есть не пользовалась пиар- механизмами, которые превращают хорошую модель в медийную ВИП- персону и одновременно поднимают её отраслевой статус и способствуют увеличению гонораров. В одном из редких интервью Исаевой был задан вопрос : "Какими событиями из светской жизни вы могли бы похвастаться?", на который она ответила : "Меня постоянно знакомят с кем-то, но у меня не очень хорошая память на имена. Я знаю многих известных людей, но не ищу в этом выгоды. Модель может выбрать один из двух путей: либо ты только и делаешь, что живёшь для карьеры , либо ты не хочешь одиночества и заводишь семью. Я выбрала второй путь - хочу не бояться одиночества в старости. Карьера для меня не важна."
Люда в детстве (фото из Facebook)
Людмила на показе Юдашкина в Москве 1989г.
статья в "Vogue"- Италия 1990г.
обложка "Vogue"- Париж, 1990г.
обложки "Marie Claire"- Италия 1991 и 92 г.г.
статья в "Vogue"- Париж, 1991г.
на показе Ива Сен-Лорана, 1991г.
"Vogue"- Испания, 1992г.
телереклама Guerlain, 1992г.
редкий снимок с улыбкой, "Harpers Bazaar", 1992г.
на показе Джона Гальяно
съёмки для бренда YSL
Людмила- Джон Касабланкас- Татьяна Кольцова на "Look of the Year Россия-93"
эдиториал в "Marie Claire" - Испания, 1994г.
книга Кевина Окуана "Искусство макияжа" 1994г.
реклама парфюма, 1996г.
с мужем и сыном, 1997г. (фото из Facebook)

2013г. (фото из Facebook)

Комментариев нет:

Отправить комментарий